Что будет с Донбассом? Размышления и версии

Одной из «гирек», брошенных на весы избирательной кампании в пользу Зеленского, была вера в то, что он сможет вывести страну на путь нормализации ситуации на Донбассе. Оптимисты верили в установление мира, но тем, кому Донбасс действительно не безразличен, хотелось, чтобы президент предпринял уже, наконец, хоть какие-то конкретные шаги, возобновил переговорный процесс и обозначил четко ориентиры, к которым Украина будет стремиться сама и которые озвучит своим союзникам. Потому что все предыдущие переговоры и шаги не принесли ожидаемого эффекта, Минские переговоры не сработали, а нормандский формат не оправдал надежд.

С момента замораживания минского процесса, «возвращение мира на Донбасс» сводилось к антироссийской внешней политике, которую целенаправленно проводила команда Порошенко с самим президентом во главе. Но многочисленные санкции и укоры со стороны Европы и США в адрес России, ситуацию не исправили – часть территорий Донецкой и Луганской области остались неподконтрольными Украине.

В. Зеленский и Л. Кучма Фото:vgolos.com.ua

Мы не можем делать однозначных выводов, по какому сценарию будут развиваться события в треугольнике Украина- ЛДНР- Россия: факторы, влияющие на развитие событий на Донбассе, слишком многообразны, как внутренние, так и внешнеполитические (причем, не только для прямых участников конфликта, но и для косвенно задействованных сторон).

Но попробуем спрогнозировать возможные перспективы мирного процесса на Донбассе, обозначить основные факторы и выделить главные векторы.

Итак, первым и главным фактором является воля и желание сторон к установлению мира на Донбассе. Пока что, все стороны конфликта заняты тем, что сыплют в адрес друг друга взаимные обвинения, не желая признавать наличие «пушка» на собственном «рыльце». А ситуация именно такова, к сожалению – обе стороны не безгрешны. Потому попытка урегулирования конфликта связана, кроме всего прочего, еще и с репутационными рисками.

Зеленский найдет общий язык с Путиным?

Возобновление диалога Украины и России – один из вариантов развития сценария. Напомним, что одной из «страшилок», с помощью которой бывший президент пытался удержать разочарованный электорат, были заявления о том, что Зеленский «сдаст» Украину Путину. В поддержку справедливости этих запугиваний приводилась русскоязычность Зеленского, его, противоречащие общепринятой информационной линии, заявления о том, что украинские военные в Донбассе тоже стреляют по мирному населению, и другие демонстрации возможной лояльности к российской стороне. Вишенкой на торте стал телефонный разговор украинского лидера с российским правителем – вот, дескать, первый позвонил!

В. Путин и В. Зеленский Фото:hyser.com.ua

Но иллюзии возможных уступок Москве, которыми пугали избирателя публичные патриоты, быстро развеялись. Первым предвестником бури стало недовольство Зеленского переговорными активностями кума российского президента – Медведчука. Напомним, что в ответ на разрекламированную самим же Медведчуком победу в вопросе освобождения украинцев из российского плена, Зеленский заявил, что он и его команда в посредниках не нуждается. Это прозвучало не очень дружелюбно не сколько по отношению к самому Медведчуку, сколько по отношению к его российскому визави.

Второй «бомбой» стала новость о том, что украинские спецслужбы провели операцию по задержанию российского танкера  «NEYMA», блокировавшего украинские военные корабли в Керченском проливе.

Дальше – больше. В ответ на упрощение процедуры получения российского гражданства для украинцев, Зеленский, пусть и с опозданием, ответил зеркальным шагом, который вызвал шквал неудовольствия в России, озвученного «придворными» СМИ. Напомним, что речь идет об упрощенном гражданстве для политических беженцев и людей, которые «занимались обеспечением национальной безопасности и обороны Украины».

Таким образом, Зеленский демонстрирует не только неготовность идти на уступки Москве, но и гораздо более жесткую позицию в отношении северного соседа, выраженную не в публичных заявлениях на международных саммитах, а в конкретных действиях.

Если Зеленский продолжит идти тем же путем, то возникает вопрос – какие мотивы могут быть у Путина, чтобы пойти на встречу Украине и дать «добро» на урегулирование конфликта?

Возможен ли компромисс?

В украинском информационном пространстве с момента начала войны на Донбассе вся риторика направлена на формирование простой и четкой схемы – Россия вторглась на территорию Украины и развязала войну. Никакие другие версии не допускаются под страхом обвинения в «пособничестве Москве» и пр. способах устранения из информпространства. При этом, на протяжении всего времени правления Порошенко, представители ЛДНР вообще не рассматривались как возможные участники переговорного процесса и как самостоятельная сила, а исключительно лишь как марионетки Кремля.

В российском информпространстве существует другая парадигма – злые украинские национал-фашисты, враги всего русского, стали причиной внутреннего конфликта, который привел к гражданской войне. Российских войск там, конечно же, нет. А воюют на Донбассе простые украинцы, отстаивающие свое право говорить на русском языке. При этом они противостоят злобной «хунте».

Как видим, позиции диаметральны, и чтобы найти выход из ситуации, стороны должны искать компромисс. Например, Украина может согласиться с тем, что украинские патриоты и военные «не всегда были правы», а Россия должна признаться, что ее регулярная армия все-таки воюет против Украины, удобно расположившись на территориях, ранее принадлежавших Украине.

Не комильфо, для обеих сторон.

Хотя попытки «смазать» острые углы уже были предприняты президентом Зеленским дважды. С одной стороны, вспомним заявление пресс-секретаря Зеленского о том, что украинские военные тоже стреляли по мирным жителям. Хотя, делали они это, конечно, не специально, а случайно, обстреливая позиции врага и защищая свою страну. Тем не менее, флер непогрешимости был несколько омрачен. Позже, президент Зеленский обратился к Путину с призывом повлиять на ЛДНР, ведущих обстрел украинских позиций.

Этот тезис был принят очень благосклонно российской стороной. В СМИ тут же появились слащавые новости о великодушном российском президенте, который потратил свое личное время на то, чтобы послушать жалобы Зеленского на сложности во взаимоотношениях с ЛНР и ДНР, т.к. он никогда не скрывал, что имеет влияние на эти самые ЛНР и ДНР. Т.е. тезис о том, что это не Россия против Украины воюет, а третьи силы, пусть и дружественные РФ, путинскую команду порадовал, т.к. открывает возможность для сворачивания конфликта на Донбассе, без потери лица.

В. Путин Фото:finobzor.ru

То, что в российских СМИ после телефонного звонка В. Зеленского лично В. Путину появились статьи-поглаживания в адрес «деликатного» и «толерантного» нового украинского политика, который, в отличие от своего предшественника, готов включить в обсуждение темы Донбасса третью сторону – ЛДНР, говорит о многом. В частности, о том, что Путин рассматривает возможность прекращения войны на Донбассе.

Какие преференции для России он хочет при этом выторговать – вопрос другой. Но на сегодняшнем этапе предложенная Зеленским готовность поиграть с Россией по ее правилам, хотя бы в вопросе выбора масок, выглядит как возможность для России выйти из конфликта без потери лица. Ведь в открытую объявить о выведении войск с Донбасса – значит признать, что они там есть. А при предложенном раскладе можно сделать вид, что, пользуясь своим авторитетом, Путин уговорил ЛДНР прекратить войну.

Но пока что подобные заявления с российской стороны звучат очень робко, как прощупывание почвы и подготовка к возможным действиям.

Будет ли этот путь реализован зависит от того, продолжит ли Зеленский играть в эту игру с Путиным, пойдет ли на компромисс и признает ли. что «Украина тоже не святая». Или же продолжит линию поведения, сформированную во времена Порошенко.

Думается, что Зеленский оказался гораздо менее предсказуемым и управляемым, чем Москве казалось ранее, потому Кремль занял выжидательную позицию.

Зеленский следит за «кругами на воде»

Что же до Зеленского, то он, в свою очередь, стал заложником сложных политических игр, не им начатых.

С одной стороны, он понимает, что даже если Путину на сегодня крайне невыгодно продолжать войну на Донбассе, просто так он от этого кусочка пирожка не отступится. В. Зеленский уже бросил «пробные шары» на российское поле и, кажется, получил ожидаемую реакцию. Пока что Путин потребовал от Украины «исключить дальнейшие обстрелы украинскими войсками населенных пунктов Донбасса» и предоставить так называемым «ДНР и ЛНР» особый статус, что довольно предсказуемо.

Но, к сожалению, как озвучивалось выше, Россия является не единственным участником конфликта – есть еще Европа, позиция которой по отношению к России тоже довольно неоднозначна. И есть США. А у Америки есть свои интересы поучаствовать в расстановке сил в Европе, используя для этого украино-российский конфликт как инструмент для манипуляции.

Потому заявление Зеленского о его желании привлечь в переговоры по Донбассу новую сторону – США – можно рассматривать как очередной «пробный шар». Бросив его на воды политического океана, он наблюдает, как будут расходиться «круги на воде» и из этого делать выводы – где рифы, а где подводные течения, о которых он ранее не знал. Ведь и страны – участники нормандской четверки, и США вынуждены комментировать заявления Зеленского, при этом, пусть и косвенно, раскрывая свои интересы в этом вопросе.

Потому, как себя дальше поведет Зеленский, не знает, наверно, сам Зеленский.

Что будут делать Европа и США?

Последние несколько лет, на фоне конфликта Украина-Россия, четко прорисовались очертания европейской политики, направленной на снижение влияния России – как политического, так и экономического. Ужесточающиеся санкции, публичные персонифицированные обвинения лидеров Европейских стран в адрес главы Российского государства – все это недвусмысленно демонстрировало Украине, что у нее есть уникальная возможность получить поддержку у Европы и США в противостоянии со своим «заклятым другом» — Россией.

Флаги США и Евросоюза Фото:cdn5.img.ria.ru

Но этим летом политический ветер вдруг изменил свое направление – Россия вернулась в ПАСЕ. Риторика США в адрес России, хоть и остается резкой, но личная встреча Трампа с Путиным говорит о готовности возобновления диалога. Кроме того, уже не обсуждается в негативном ключе право на жизнь нового Северного потока. И Украина, с ее постоянными проблемами, с ее уже приобретающим истерические формы противостоянием России, с ее неспособностью справиться с коррупцией, провести реформы и поднять уровень жизни в стране, уже стала утомительным грузом, напоминающим чемодан без ручки из старого анекдота.

И хотя «санкционный парад» против России продолжается, интерес к Украине и ее проблемам явно ослабевает. И новому президенту предстоит принять очень сложное решение – идти на компромисс с Россией или продолжать свой бескомпромиссный путь в когорте ее врагов.

К слову напомним, что на сегодня ряды этой когорты несколько поредели, обозначив четко ее границы в рамках государств бывшего СССР и стран бывшего соцлагеря. Старая Европа (кроме Великобритании) не так категорична, а влиятельность «новой Европы» – не так сильна.

Исходя из всего вышесказанного, ситуация выглядит сложнее и неоднозначней, чем 5 лет назад. Потому прогнозировать ситуацию на Донбассе довольно непросто. А говорить о скором установлении мира – непредусмотрительно.

Что принесет Донбассу встреча в «нормандском формате»

Напомним, что с 2016 года переговоры в таком формате не проводились и встреча стран нормандского формата на уровне внешнеполитических советников, которая прошла 12 июля, стала первой за последние три года. На этой встрече оговаривались вопросы обмена пленными и детали «хлебного перемирия», которое началось 21 июля и, по задумке сторон, должно стать бессрочным.

Оптимистичный Зеленский охарактеризовал перемирие как важный первый шаг. Он заявлял после достижения договоренностей о перемирии, что вторая встреча – на уровне внешнеполитических ведомств – может состояться уже в августе, а уже осенью можно будет провести встречу лидеров стран – участников «нормандской четверки».

Но, похоже, Зеленский поторопился, и к осени, прежде всего, сама Украина будет к такой встрече не готова. Хотя бы потому, что у нас еще нет министра иностранных дел, а встреча руководителей стран готовится, прежде всего, представителями этого министерства.

Несмотря на то, что в новом договоре предусмотрена ответственность сторон за нарушение условий перемирия, обстрелы в районе линии разграничения продолжаются и люди продолжают гибнуть. И звонок Зеленского в Москву состоялся именно после того, как на Донбассе погибли украинские солдаты, что может негативно сказаться на перспективе дальнейших переговоров с Европейскими лидерами.

Европа, как отмечалось выше, продемонстрировала неготовность жертвовать собственными интересами ради Украины. И сейчас, когда Зеленский очередной раз призывает Европейских лидеров помочь ей в конфликте на Донбассе, европейцы вполне вправе спросить: чего конкретно вы хотите? Договоренностей о разведении сил? Они есть. Договоренностей о прекращении огня? Они есть. Выполняйте, ребята, то, о чем уже договорились. К чему новые встречи и, тем более, новые форматы? Что нового может предложить Европа?

Но раз пока ничего подобного со стороны Европейских участников переговоров не прозвучало, значит и у готового рвануть в бой Макрона, и у сдержанной Меркель есть свой интерес к этой встрече.

И этот интерес, скорее всего, не будет озвучен публично, а прозвучит в кулуарах. И о том, что же, в конечном итоге, решили «большие дяди», мы узнаем, только внимательно наблюдая за «кругами на воде».

Дай бог, чтобы мирный Донбасс хотя бы косвенно попадал в сферу интереса участников больших геополитических игр.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"