Как Лев Толстой отчий дом проиграл

«Лев Толстой» и «Ясная Поляна» в сознании наших соотечественников неразделимы. Ясная Поляна — родовое имение графов Толстых, здесь великий писатель родился, как он сам утверждал, «на кожаном диване», здесь находится могила Льва Николаевича Толстого, великого русского писателя с мировым именем.

Лев Толстой

Однако в истории Ясной Поляны, как и в биографии Толстого, есть один эпизод, о котором биографы и исследователи творчества писателя или стыдливо умалчивают, или упоминают его вскользь. Дело в том, что тот барский дом, который сейчас стоит в музее-усадьбе Ясная Поляна, и в котором жил и работал писатель, был построен уже в те годы, когда Лев Толстой женился и привёз в имение молодую жену, Софью Андреевну. А отчий дом, в котором стоял тот самый кожаный диван, в 1854 году, в разгар Крымской войны был продан. По распоряжению самого Льва Николаевича, находившегося в действующей армии, в Севастополе. Дом купил сосед Льва Толстого, купец Горохов, разобрал и перевёз в село Долгое, неподалёку от Ясной Поляны.

Мемориальный камень в Ясной Поляне

Лев Толстой известен в русской и мировой литературе как великий морализатор и обличитель пороков. Однако в молодые годы он и сам был далеко не безгрешен, и никогда этого не скрывал. Отчий дом был продан из-за огромного карточного долга.
В Севастополе шли жестокие бои, в которых молодой граф Толстой показал себя храбрым офицером и был награждён орденом. А в период затишья офицеры азартно играли в карты, так тогда было принято. Не устоял перед соблазном и крупно проигрался и Толстой, после чего, для выплаты «долга чести», был вынужден написать управляющему своим имением и распорядиться о продаже дома. По воспоминаниям людей, близко знавших Толстого, он до самой смерти укорял себя за эту «ошибку молодости». А в дневнике, сразу после проигрыша яснополянского дома, писатель сделал беспощадную запись: «я себе до того гадок, что желал бы забыть про своё существование».

Справедливости ради нужно добавить: пагубное пристрастие к азартным играм — отнюдь не редкость среди классиков отечественной литературы. Огромная сумма карточных долгов почти всю жизнь «висела» на Александре Пушкине, а Николай Некрасов проиграл два имения. Карточная игра была бичом русского общества в 19 веке, а великие писатели — тоже живые люди….


Игровой стол

Кстати, дом купил сосед, разобрал и увез.

Владимир Царан

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"