Кто стоит за демонстрациями «желтых жилетов»?

В предстоящую субботу во Франции с тревогой ожидают новую, еще более мощную волну протестов «желтых жилетов», которая, по мнению некоторых аналитиков, будет способна накрыть всю страну и снести Эммануэля Макрона с поста президента. Призрак неумолимо приближающегося госпереворота уже появился в коридорах Елисейского дворца. Власти предпринимают экстраординарные меры, пытаясь удержать ситуацию под контролем. В города вошли армейские подразделения, многие сотни активистов арестованы, полиции разрешили применять все имеющиеся в ее распоряжении силы и специальные средства. «Пятая республика» замерла в ожидании выходных, которые готовы стать одними из самых судьбоносных в ее современной истории.

Как всё начиналось

По официальной легенде толчком к созданию движения «желтых жилетов» явился пост в «Фейсбуке» некоей неизвестной француженки, возмущенной объявленным ростом цен на автомобильное топливо. Он появился еще в мае, но никакой реакции ни в социальной сети, ни в обществе не вызвал, поскольку, скорее всего, остался незамеченным. Напомним, что в текущем году стоимость литра дизельного топлива выросла примерно на 23% и в среднем достигла 1,51 евро. В начале января предполагалось очередное повышение, которое увязывали с дополнительным налогообложением, запланированным правительством.

Все было относительно спокойно до 12 октября. В этот день ситуация кардинально изменилась. «Крик души» рядовой жительницы страны был неожиданно опубликован газетой «Le Parisien». Буквально за месяц он собрал миллион подписей. Несколько пожилых французов создали в «Фейсбуке» отдельную группу и стали ее формальными лидерами. Опубликованные видео каждую неделю набирали по 6млн. просмотров.

Сам по себе возник символ движения – «желтый жилет». Французские водители обязаны надевать светоотражающую спецовку, когда их машины попадают в аварийные ситуации. Яркая люминесцентная краска позволяет выделиться в толпе. И само словосочетание «gilets jaunes» звучит по-французски весьма задорно.

Проба сил

Фото: twitter.com

Впервые сотни автомобилистов вышли на улицы 17 ноября. Они пикетировали префектуры, блокировали автомагистрали, устраивали митинги у заправочных станций. Постепенно число участников мирных акций выросло до 300тыс. человек. Для сравнения в субботу 7 декабря в протестах приняло участие более 5млн. французов.

Начав с повышения цен на топливо, демонстранты стремительно расширили повестку, потребовав снизить налоги и повысить заработные платы. Зазвучали антиправительственные и антипрезидентские лозунги. Начались стычки с полицией и аресты, появились первые невинные жертвы протестного движения, раненые и пострадавшие. Основное внимание было приковано к Парижу, но вскоре выяснилось, что география акций покрывает всю территорию Франции.

По различным опросам, действия «жилетов» одобряют свыше 85% французов. При этом как таковой политической платформы у них попросту не существует, что, собственно, многих и пугает. С одной стороны, бунтарей называют «расистами» и «сексистами», поскольку в одном городе они избили геев, в другом – оскорбили чернокожую женщину, в третьем – пытались сорвать хиджаб с головы мусульманки, сидевшей за рулем. С другой стороны, минимум полвека французские правые не использовали агрессивные тактики против полиции. Оскорбления, коктейли Молотова, кричалки, разбитые витрины и сожженные машины – это классика действий антифа.

Похожие события происходили во Франции менее двух лет назад. Тогда десятки тысяч человек самостоятельно организовали протестное движение и выдвинули расплывчатые лозунги, а горстка активистов, неожиданно появившаяся на сцене, как чертик из табакерки, призвала поддержать молодого кандидата на президентский пост Эммануэля Макрона.

Макрона – в отставку!

На фото: Эмманюэль Макрон. Фото: Reuters

Пока самыми жаркими были выходные дни 1-2 декабря. В Париже разгромлены практически все туристические места, а Триумфальную арку, что называется, «от крыши до пола» покрыли агрессивными граффити. Самым цензурным из них можно считать «Макрона – в отставку!». В жандармов летели коктейли Молотова и камни, горели автомобили, сыпалось стекло витрин.

Волна ярости пошла по стране. Блокировались мэрии и налоговые инспекции. Разрушались магазины, автозаправки и кассы, взимающие оплату за проезд по шоссе. Горели покрышки, перекрывались дороги, уничтожались камеры слежения.

В Марселе случайно погибла 80-летняя старушка, которая закрывала окно своей квартиры, чтобы не слышать истошных криков толпы. Ее убила газовая граната, неудачно брошенная полицейским. В крохотном городе Ле-Пюи-ан-Веле сожгли здание местной префектуры. Сотни пострадавших, сотни задержанных, по слухам, десятки погибших в разных местах. Пламя протеста перекинулась на другие страны Европы. В «желтые жилеты» облачились демонстранты Бельгии, Испании, Нидерландах и Германии.

Эммануэль Макрон спешно покинул саммит «Большой двадцатки» в Аргентине и вернулся в Париж. Он провел экстренное совещание с правительством, на котором было принято решение на ближайшие полгода заморозить цены на автомобильное топливо. Слишком поздно.

«Жилеты» выдвинули новое требование — «Макрона в отставку!». Ему припомнили всё – издевки над пенсионерами, пренебрежительные советы безработным, а также высокомерие, с которым трудящихся призывали «не лениться».

Президент решил посетить упомянутый городок, в котором сожгли префектуру, чтобы как-то успокоить местное население, но жители не дали ему даже открыть рта. Мероприятие пришлось экстренно свернуть, но люди преградили проезд кортежу, скандирую грубоватые призывы и, выкрикивая местные «идиоматические выражения».

«Крайний» на сегодня пакет требований протестующих содержит 42 пункта, среди которых повышение минимальной оплаты труда до €1300, пенсии – до €1200, снижение пенсионного возраста — соответственно, 55…60лет, депортация беженцев, ограничение миграции, установление зарплаты депутатам на уровне среднемесячной зарплаты по стране, повышение налога на богатство, а также запрет зарплат более €15тыс.

Четвертый акт Марлизонского балета

Фото: ria.ru

Буквально каждое из требований противоречит политике, которую проводит Макрон. Очевидно, что по своей воле он никогда с ними не согласится. Понимая это, «желтые жилеты» на ближайший уик-энд запланировали «четвертый акт» протеста, в котором примут участие десятки миллионов человек по всей стране. Основная цель – «парализовать Францию».

К акциям присоединились студенты, потребовавшие изменений правил приема в вузы и равных прав для иностранных учащихся. Будут бунтовать железнодорожники, которые не сумели добиться либерализации трудового законодательства этой весной. Врачи и медсестры выступят против снижения финансирования здравоохранения и закрытия провинциальных больниц. О своем участии заявили и представители ЛГБТ. Если всё пойдет, как намечено, то вся страна поднимется в едином могучем порыве.

Боевое крыло составят левые радикалы и антифа. Их усилит молодежь «Adama committee», которая регулярно громит пригороды Парижа. Дальнобойщик Эрик Друэ — один из главных спикеров «желтых жилетов» — заявил в телеэфире, что главная цель этих выходных — Елисейский дворец, состояние обитателей которого давно перешло уровень паники и стремительно приближается к «животному страху».

Возможно невозможное

Фото: inshe.tv

«Желтым жилетам» удалось невозможное — они сломали систему, которая искусственно разделяла общество на «левых» и «правых». В их рядах неким непостижимым образом смешались «троцкисты» с «националистами», сторонники Марин Ле Пен с симпатизантами Меланшона, коренные французы с эмигрантами, горожане с сельчанами, идейные коммунисты с боевыми «квирами». Вероятно, причина в том, что миллионы людей, которые считали себя средним классом, сегодня скатываются в нищету.

Среди участников движения помощница учительницы — многодетная мать, зарабатывающая 800 евро в месяц, продавщица из Тулузы, живущая на минимальную зарплату вместе с дочерью, старый водитель с небольшой пенсией, которой не хватает на оплату коммунальных услуг, поэтому он живет в трейлере. Их гипотетические идейные разногласия ничто перед мрачной реальностью. Многие считают, что общество пришло к «точке невозврата». Либо она будет пройдена и тогда в стране останутся только богатые и нищие, либо произойдут кардинальные изменения.

Эта простая платформа объединила миллионы французов. Отношение народа к традиционным политическим партиям очень точно сформулировал один из протестантов, пожелавший остаться неизвестным. Французской элите через журналистов он передал следующие слова — «Вы все больше не нужны». Именно так сегодня звучит идея, которая выводит сотни тысяч французов на баррикады.

Расколоть столь массовое и разношерстное движение весьма затруднительно. Поэтому истеблишмент заговорил о высокой вероятности вооруженного захвата власти. На полицию надежды нет. Жандармам бастовать запрещено, но профсоюз технических сотрудников французской полиции официально заявил о своем намерении присоединиться к «жилетам». С другой стороны лидерам протеста посылается недвусмысленный сигнал — попытка переворота может обернуться большими тюремными сроками.

В любом случае Макрон близок к поражению. Еще недавно молодой и харизматичный президент рассчитывал стать лидером объединенной Европы после ухода на покой фрау Меркель. Теперь об амбициях придется забыть, поскольку нужно разгребать домашние дела.

Волк в кашемире

На фото: Бернар Арно. Фото: hnonline.sk

Идеальная организованность демонстраций, координация акций по всей стране, обеспечение миллионов протестующих жилетами, питанием, водой, стремительная раскрутка движения в социальных сетях – все это свидетельствует о том, что у протеста есть «серый кардинал», который его целенаправленно ведет к некой намеченной цели. Примечательно, что история с постом обычной француженки против повышения цен «ни с того, ни с сего» была запущена газетой Le Parisien, которой владеет самый богатый человек Европы — Бернар Арно.

Конкуренты по бизнесу называют его «волком в кашемире» за весьма жесткий стиль ведения дел. Как правило, для захвата компании, на которую он «положил глаз», первоначально скупаются активы миноритарных акционеров. Набрав солидный объем, Арно требует у владельцев контрольный пакет, угрожая обрушением акций на фондовой бирже. После этого поглощение актива целиком является чисто техническим вопросом. Подобным образом его холдинг LVMH скупил множество роскошных брендов – от шампанского Dom Perignon до модного дома Dior.

Схема поглощений и слияний, напоминающая рейдерские захваты, получила огласку в 2014 году. Французского мультимиллиардера обвинили в коммерческом шпионаже владельцы бренда Hermes. Появились и пикантные детали: компромат на конкурентов и иные конфиденциальные услуги олигарху предоставлял Бернар Скарчини — глава французской контрразведки. Скандал замяли, а акции Hermes пришлось продать. Они принесли холдингу «сущую безделицу» — 3млрд. евро.

Столь агрессивное поведение на рынке неизбежно привело к появлению многочисленных врагов Арно, но открыто против него выступили только Ротшильды. В 2012 году подконтрольные им структуры раскопали информацию о бельгийском гражданстве олигарха, который собирался таким образом уйти от 75% налога на роскошь, введенного Франсуа Олландом. Фонд LVMH «переехал» в Бельгию еще в 2008 году.

На фото: Обложка газеты Liberation. Фото: liberation.fr

Газета Liberation, принадлежащая Ротшильдам, тогда опубликовала карикатуру, которая изображала человека, похожего на Арно, убегавшего из Франции с огромным чемоданом, набитым деньгами. Подпись гласила — «Пошел вон, ***!». Возмущенный мультимиллиардер обвинил Эдуарда де Ротшильда в наличии израильского гражданства. Барон изящно увернулся, ответив, что налоги платит во Франции.

От бельгийского гражданства Бернар Арно вынужден был отказаться, но скандалы, связанные с ним, не прекратились. Английские и французские кинематографисты снимали разоблачительные документальные и публицистические ленты, а журналисты стирали пальцы в кровь, печатая уничтожающие статьи о коррупционной деятельности олигарха, который лишал свой народ рабочих мест, уходил от уплаты налогов и каждую секунду зарабатывал 800 евро.

Два года Арно не отвечал Ротшильду и даже поддержал его ставленника Макрона во втором туре президентской компании, когда нужно было делать выбор между ним и Ле Пен. Возможно, ждал наиболее подходящего момента, чтобы удар был максимально болезненным. И выходит по всему – дождался.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"