Мэри Маллон: что известно о первом в истории «нулевом пациенте»

Скромная кухарка ирландского происхождения по имени Мэри Маллон стала первым человеком в истории медицины, признанным бессимптомным носителем смертельного заболевания. Сама женщина считала, что её преследует злой рок, ведь ей постоянно приходилось менять места работы, потому как члены семей, для которых она готовила, начинали болеть и умирать, у самой же кухарки не наблюдалось никаких признаков недуга. В этой статье мы расскажем загадочную и драматическую историю «Тифозной Мэри», которая стала убийцей против своей воли и оказалась первым известным «нулевым пациентом».

Мэри Маллон: биография, ранние годы, эмиграция в США

Маленькая Мэри Маллон появилась на свет в ирландском графстве Тирон, в 1869-м году, 23-го сентября в довольно бедной семье. Сейчас многие специалисты предполагают, что мать девочки могла заразиться брюшным тифом еще во время беременности, однако, никаких подтверждений тому найти не удалось. Вообще, о тифе в те годы еще не знали, его возбудитель был выявлен и изучен несколько позже. Но, как бы там ни было, а ребенок стал здоровым носителем смертельно опасного заболевания.

В возрасте пятнадцати лет Мэри, в поисках лучшей жизни эмигрировала за океан к родственникам, которые проживали в Соединенных Штатах. На новом месте юной девушке несказанно повезло, так как вскоре ей удалось устроиться работать кухаркой в состоятельную семью, где к ней хорошо относились. У ирландки обнаружился настоящий кулинарный талант, она великолепно готовила, и получала за свою работу щедрое вознаграждение.

Фото: fb.ru Мэри Маллон

Мэри Маллон: загадочные вспышки инфекции

Вскоре в семье, где работала девушка, начали происходить странные и пугающие события: люди, один за другим, начали болеть и чахнуть от кишечной хвори буквально на глазах. Обвинять или подозревать в чем-то Мэри не было никаких оснований, она сама была абсолютно здорова, а травить своих работодателей у неё не было и малейшего мотива, потому как ей хорошо платили и относились практически как к члену семьи.

Видимо, опасаясь за свое собственное здоровье, девушка покинула дом, в котором работала, а вскоре после этого она перебралась на Манхэттен, где устроилась работать в новую семью. Но несколько недель спустя история стала повторяться. Домочадцы начали болеть лихорадкой, тяжелыми кишечными расстройствами, а работавшая в этом же доме прачка, и вовсе, вскоре скончалась.

Тогда девушка перешла работать в дом местного юриста, и через некоторое время семь из восьми членов его семьи слегли с кишечной инфекцией. Маллон была немало опечалена происходящим, но на сей раз не покинула работодателей, а несколько месяцев провела с ними, всячески ухаживая за больными людьми. Однако, им не только не становилось лучше, но и сама инфекция продолжала распространяться.

Фото: wikipedia.org Газетная иллюстрация в статье о Тифозной Мэри, 1909 г.

В общей сложности, в период с 1900-го и по 1907-й годы женщина успела сменить семь семей, для которых она готовила еду, и в каждом доме, куда она устраивалась работать, в буквальном смысле, начиналась эпидемия. Никто из пострадавших по-прежнему не мог предъявить Мэри никаких претензий, она хорошо справлялась с работой, и у неё не было никаких признаков опасного недуга.

«Тифозная Мэри»

Поворотным для Маллон оказался 1906-й год, когда она устроилась работать на кухню в дом состоятельного нью-йоркского банкира по имени Чарльз Генри Уоррен. Вскоре после этого банкир решил устроить небольшие каникулы для себя и своей семьи, арендовал огромный дом на острове Лонг-Айленд, и отправился туда с супругой, наследниками и некоторыми родственниками, которых они пригласили с собой. Вместе с ними также поехала прислуга, и, конечно же, талантливая повариха, блюда которой Уоррены уже успели по достоинству оценить.

В конце августа серьезно заболел один из наследников банкира, а еще через пару недель больше половины семейства мучились от кишечной инфекции. На этот раз кухарка не стала ухаживать за больными, а тут же покинула дом, отправившись на поиски новой работы. Однако, сложившаяся ситуация крайне обеспокоила арендодателя по имени Джордж Томпсон, который мог понести серьезные убытки, ведь дом, в котором столь известная и уважаемая семья подцепила опасную инфекцию будет весьма проблематично снова сдать в аренду. Он обратился к специалистам, чтобы они выявили источник болезни. Тогда проблемой заинтересовался санитарный инженер Джордж Сопер, вот он и вышел на след женщины, которую впоследствии, с его же подачи, прозвали «Тифозной Мэри».

Фото: disgustingmen.com
санитарный инспектор Джордж Сопер

Кухарка к тому времени сменила еще две семьи, из первой она ушла как только у хозяев проявились малейшие признаки недуга, но вот во второй заболели несколько человек, а хозяйская дочь, и вовсе, вскоре умерла. Однако, Сопер уже шел по пятам за Мэри. Он исследовал все вспышки брюшного тифа за последние несколько лет, и выявил, что связывало большинство инфицированных семей – кухарка Мэри Маллон.

Мэри Маллон – «нулевой пациент»

Когда Соперу удалось разыскать женщину, он предпринял попытку уговорить её пройти обследование на предмет выявления опасной инфекции, но Мэри категорически отказалась. Такая просьба вызвала у женщины лишь гнев и негодование, ведь она чувствовала себя отлично и никаких симптомов болезни у неё никогда не проявлялось. Кроме того, в те годы ирландцев считали людьми второго сорта и называли «грязными обитателями трущоб», поэтому обвинения в распространении инфекции Мэри восприняла еще и как личное оскорбление.

Тогда санитарный инженер вынужден был привлечь к этой проблеме внимание представителей департамента здравоохранения Нью-Йорка. Оттуда к Маллон отправили женщину-врача Сару Жозефину Бейкер, но и ей не удалось уговорить дамочку сдать необходимые анализы. Мэри заявила, что её уже обследовал некий аптекарь, и подтвердил, что она полностью здорова. Несмотря на то, что в те времена еще не знали о здоровых переносчиках опасных болезней, кухарку сочли угрозой для окружающих и решили изолировать против её воли.

Женщину арестовали словно преступницу, прямо на рабочем месте. На допросе Мэри призналась, что не слишком тщательно следила за гигиеной, потому что не понимает целесообразности регулярного мытья рук. В ходе расследования выяснилось, что источником заражения становились блюда, не прошедшие термической обработки, в частности, десерты со свежими фруктами, которые кухарка нарезала немытыми руками.

Фото: wikipedia.org Мэри Маллон (на первой кровати) во время её первого карантина

Мэри Маллон: изоляция на «тифозном острове»

Женщину против её воли отправили на карантин в больницу, расположенную на острове Норт-Бротер, который также называли «тифозным островом». У неё взяли все необходимые анализы, и выявили в желчном пузыре Маллон очаг тифодобных бактерий. Медики не придумали ничего лучше, чем предложить пациентке операцию по его удалению. Естественно, женщина наотрез отказалась от необоснованного и опасного хирургического вмешательства.

В тот период Мэри навестил Джордж Сопер, который хотел написать целую книгу, в основу которой легла бы удивительная история ирландки. Он даже предложил ей отдать авторский гонорар, однако, женщина не только не захотела с ним общаться, но и заперлась в уборной, заявив, что не выйдет оттуда, пока Сопер не уберется с острова. Джордж, впрочем, все же написал о Мэри, только не книгу, а статью в медицинский журнал, где впервые назвал её «Тифозной Мэри» и это прозвище намертво приклеилось к женщине.

Такая изоляция должна была продлиться три года. Все это время лечащий врач регулярно брал у пациентки анализы и недоумевал, потому что они были то положительными, то отрицательными. При этом, никаких симптомов у Мэри по-прежнему не наблюдалось, так что она была больна и здорова одновременно. Сама она постоянно возмущалась и жаловалась, что её – абсолютно здорового человека силой удерживают в лечебнице в ужасных условиях, среди инфекционных больных. Она даже обратилась в частную лабораторию к независимым экспертам, которые дали заключение о том, что она здорова. Именно это заключение стало весомым аргументом в её борьбе за свое освобождение из карантина и возвращение к обычной жизни.

Фото: hist-etnol.livejournal.com остров Норт-Бротер

В конечном счете, лечащий врач решил отпустить женщину, но при условии, что она никогда больше не будет работать кухаркой, и вообще не станет ни при каких условиях готовить для других людей. Мэри под присягой клятвенно пообещала, что будет придерживаться санитарных норм, и в начале 1910-го года покинула остров, вновь оказавшись на большой земле.

Отчаянные меры и вечное заточение

Необразованная женщина, которая, кроме как готовить, ничего больше не умела и никогда не делала, могла устроиться работать только прачкой. Но эта работа была тяжелой, грязной, а платили за неё сущие копейки. Устав от такой жизни ирландка отважилась на отчаянные меры – она попросту изменила фамилию, назвав себя Мэри Браун, и снова устроилась работать на кухню.

Естественно, женщину продолжали преследовать вспышки болезни, но теперь при появлении первых же симптомов, она спешила сменить место работы. Когда стало известно о новых случаях заражения, власти уже знали, кого им нужно искать, однако, поиски осложнились из-за того, что дамочка сменила фамилию. На её след вышли лишь в 1915-м году, когда Мэри устроилась работать в госпиталь и заразила там пару десятков человек, один из которых вскоре скончался.

После того, как женщину разыскали, её снова отправили в карантин на остров Норт-Бротер, но на сей раз навсегда, без надежды на освобождение. Вскоре Мэри стала настоящей знаменитостью, к ней нередко наведывались журналисты, чтобы взять интервью. Она по-прежнему не признавала себя больной, жаловалась, что её обрекли на одиночество и удерживают словно преступницу. При этом, всем, кто общался с ирландкой было запрещено брать из её рук даже стакан воды.

Фото: anews.com Мэри Маллон на карантине

Несколько лет спустя Мэри позволили работать санитаркой в местной лаборатории, а еще через три года её перевели, повысив до лаборанта. Так она и жила до 1932-го года: работала в лаборатории острова, общалась с приезжавшими к ней представителями прессы, чувствовала себя бодрой и здоровой. Однако, в возрасте 63-х лет женщину сразил инсульт. Полностью оправиться от него она уже не смогла, и оставалась частично парализованной до конца жизни.

В 1938-м году, одиннадцатого ноября, на 70-м году жизни Маллон скончалась от пневмонии. Вскрытие тела подтвердило, что она являлась переносчиком брюшного тифа – в её желчном пузыре был очаг болезнетворных бактерий, которые, при этом, не наносили никакого вреда организму самой «хозяйки». Тело Мэри было кремировано, а прах захоронен на кладбище Святого Раймонда.

Доподлинно известно о 51-м случае заражения и трех летальных исходах, однако, эти сведения весьма расплывчаты. Многие исследователи считают, что количество зараженных могло превышать сотню человек, а смертельных случаев было несколько десятков, просто далеко не все они были задокументированы. Подавляющее большинство людей оказалось инфицировано после того, как Маллон выпустили из карантина, и она стала работать под новым именем, постоянно переезжая с места на место.

Фото: pinterest.com Мэри Маллон в должности лаборанта

Таким образом, простая ирландка стала первым в истории медицины «нулевым пациентом», а также первым в мире человеком, доказавшим, что можно разносить опасную инфекцию, будучи при этом совершенно здоровым. По сей день в английском языке словосочетанием «Тифозная Мэри» обычно называют носителей опасных недугов, которые представляют опасность для окружающих, но отказываются принимать необходимые меры предосторожности.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"