Правый сектор «быкует» на Закарпатье

Правый сектор в Закарпатье не имеет отношения к Майдану и они там просто «быкуют».

Об этом заявил Геннадий Москаль.

Инцидент в Мукачево, произошедший с участием Правого сектора, не имеет ничего общего с «патриотизмом». Это обычные разборки за сферы влияния. Представители Правого сектора не поделили место у «контрабандной кормушки» с местными авторитетами.

Геннадий Москаль считает, что ситуация в Закарпатье в целом очень сложная. По улицам закарпатских городов и сел расхаживают люди с оружием, применяют силу и решают способы бандитскими методами, а правоохранители им даже не могут противодействовать.

«Гранатометы, пистолеты, автоматы Калашникова у нас запрещены законом, а значит, это незаконное хранение огнестрельного оружия. Как они могли все время свободно его хранить? Из тех закарпатцев, которые себя идентифицируют как “Правый сектор”, я ни одного не видел на Майдане. А мы дежурили там почти ежедневно. Все, кто был в “Правом секторе” тогда, – нормальные, культурные, воспитанные ребята. К ним не было никаких претензий. Откуда эти “быки” взялись в Закарпатье? Это надо спросить у местных правоохранительных органов» – заявил Москаль.

Он считает, что езда по центру города на джипе с прикрепленным пулеметом – это нонсенс. Такие вещи необходимо было прежде всего не допускать.

«Месяц назад мне звонили из Ужгорода и спрашивали: “Геннадий Геннадьевич, как может быть так, что по центру Ужгорода они ездят с вмонтированным пулеметом на джипе? Это что, Сомали?” Если люди в масках ехали на машине с пулеметом, то почему к ним не были приняты меры, а оружие не конфисковано?» – рассказал губернатор Луганщины (или уже Закарпатья).

Он напомнил, что год назад патриоты стояли на Майдане против хозяев «золотого батона», а не для того, чтобы «этот золотой батон украсть».

«У Виктора Медведчука есть дача в Воловецком районе в Закарпатье. У меня есть данные, которые я получил, будучи первым заместителем главы Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, как в марте или в апреле 2014 года “Правый сектор” Закарпатья захватил эту дачу. Она охранялась Государственной службой охраны. Пришли правосеки и разоружили охрану, пинками и автоматами прогнали оттуда, и они ушли… Я понимаю, что это принадлежало представителям прежнего режима, но конфискация имущества должна проходит исключительно в соответствии с Конституцией и только по приговору суда. А суд должен был передать это в собственность государства, а не кому попало» – сообщил губернатор.

Выводя за скобки хозяина этого комплекса, меня интересует факт нападения на вооруженную охрану милиции. Никакая опергруппа, никто из УВД, МВД туда не выехал, чтобы их разоружить.

Геннадий москаль напомнил, что оружие требует особого контроля. Оно должно храниться в соответствии с законом и на него должно иметься специальное разрешение. А то, что сейчас творится в Западной Украине чревато тем, что эти незаконные вооруженные формирования, почувствовав безнаказанность, могут устроить военный переворот.

«Мы можем оказаться на грани вооруженного захвата власти. Кто-то это недооценивает, но мне в Луганской области это очень хорошо видно» – резюмировал Геннадий Москаль.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"