Русские солдаты, «невозвращенцы» образца 1814 года

Весна 1814 года. Русские войска вместе с союзниками входят в Париж. Галантные русские офицеры разговаривают с парижанами по-французски. Казаки купают лошадей в Сене и купаются сами (нагишом). По улицам разъезжают конные башкиры и калмыки с луками и стрелами — «о, к нам из России прибыли амуры!». Русские не грабят, в уличных закусочных исправно платят, но требуют, чтобы их обслужили «быстро!». Маленькие закусочные с тех пор так и называются «бистро». Эйфория победы, радость от окончания казавшихся бесконечными наполеоновских войн.

Но всё проходит, русским солдатам приходит время возвращаться из Франции на родину. И тут выясняется, что о возвращении мечтают не все. Солдатская служба в России в те времена была нелёгкой. В армии служили по 25 лет, человек фактически всю жизнь отдавал службе и не мог создать семью. За малейшую провинность жестоко наказывали, могли и «прогнать сквозь строй», то есть забить палками (шпицрутенами) до смерти. Скудное питание, тяготы бесконечных военных походов…

А во Франции, после победы над Наполеоном, многие русские солдаты нанимались к французским крестьянам в работники. Многолетние наполеоновские войны истощили «человеческий ресурс», во французских деревнях почти не осталось здоровых работоспособных мужчин. Поэтому крестьяне охотно нанимали русских солдат, здоровых, работящих и, в неприхотливых, и даже выдавали за них замуж своих дочерей.

Русский казак и французский крестьянин. Рисунок неизвестного художника, 1814 г. Фото Руниверс

Желающих стать «невозвращенцами», сменить тягостную воинскую службу в России на сытую и спокойную деревенскую жизнь во Франции находилось довольно много, и это стало тревожить русское командование. Была даже устроена показательная «публичная казнь», дерзнувшего заявить командиру о своём желании остаться во Франции солдата приговорили к 500 ударам шпицрутенами, что означало верную смерть.

Однако число «невозвращенцев» продолжало расти. В статьях на исторические темы говорится о 40 тысячах русских солдат, оставшихся после похода во Франции. Эту цифру некоторые историки считают недостоверной, но в любом случае счёт идёт на тысячи человек, а это уже даёт повод говорить о массовом дезертирстве.

С возмущением писал о дезертирах находившийся в то время во Франции бывший московский военный губернатор Фёдор Ростопчин. В письме к жене он рассказал о 60 солдатах, в одну ночь ушедших к крестьянам из расположения полка вместе с лошадьми, оружием и амуницией. Правда, сам граф Ростопчин после 1814 года ещё девять лет жил в Париже….

Владимир Царан

(Visited 61 times, 1 visits today)

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"