Самые большие найденные клады Нового Света

Находка в Балтиморе

В августовский день два подростка из Балтимора не знали, чем заняться после обеда. Генри Гробу было 15, а Теодору Джонсу 16. Дело происходило в 1934 году, в разгар Великой депрессии.

Развлечений у подростков было не так уж и много, а денег – того меньше. Они задумали основать мальчиковый клуб под названием Rinky-Dinky-Doos со вступительным взносом в 5 центов. Этой суммы у мальчиков не было, зато была пустая коробка из-под сигар, в которую они намеревались собирать вступительные взносы.

Коробка была пуста, но Генри и Теодор решили, что ее нужно обязательно спрятать. Для этого они облюбовали подвал в трехэтажном доме на Иден-стрит, в котором жили Теодор и его мать. Взяв лопату и нож, мальчики спустились в подвал и начали рыть яму, чтобы сделать тайник.

В процессе раскопок Теодор наткнулся на что-то твердое. Он засунул в землю руку и вытащил блестящий кругляш. Сначала мальчик подумал, что это медаль. Его друг присмотрелся и понял, что это золотая 20-долларовая монета. В переводе на нынешние деньги это примерно 340 долларов. Представьте, что это означало для мальчиков из неполных семей, живущих в бедности. Находка воодушевила копателей, они принялись за работу с удвоенной силой.

«Я вкапывался в эту яму – руками, локтями, коленями, всем», — позже признался Теодор в интервью газете Sun.

Наконец кладоискатели добрались до старой жестянки. Мальчики вытащили банку и открыли крышку. На грязный матрас, который служил им подстилкой, высыпались золотые монеты. Их было так много, что Теодор и Генри даже не стали их все считать. Они подсчитали только крупные монеты, поделили их поровну, а мелочь поделили на глаз.

Позже оценка клада показала, что в нем было 3 558 золотых монет, выпущенных в 1830-50-х годах, номиналом в 11 200 долларов. Сегодня такая находка стоила бы более 10 миллионов долларов.

Мальчики витали в мечтах, как они распорядятся своим богатством. Их первым порывом было пойти в банк, но родственник Генри посоветовал им этого не делать. Согласно Приказу 6102 1933 года, права на золото принадлежали федеральному правительству. Если бы Генри и Теодор отнесли монеты в банк, золото бы конфисковали, а мальчиков арестовали.

Поэтому новоявленные кладоискатели пошли в полицию, при этом продолжая строить планы. Генри хотел купить для своей матери дом и открыть банковский счет. Мечты Теодора были скромнее: стиральная машина для матери и новый костюм для него самого.

Новость о кладе мгновенно облетела весь город. Старожилы вспомнили, что в доме на Иден-стрит когда-то жили моряки и капитаны кораблей, так что клад мог принадлежать кому-то из них. Пока жители бурно обсуждали находку, мальчикам оставалось лишь предаваться волнующим воспоминаниям о том коротком периоде, когда они считали себя богачами. Судьба клада представлялась туманной.

По закону клад принадлежал владельцам, но определить владельца в данном случае было почти невозможно. Главными претендентами были наследники Эндрю Дж. Солсбери, который владел домом на Иден-стрит с 1865 по 1889 год, и Мэри П. Финдлей с Элизабет Х. Френч, которые сдавали дом во время обнаружения клада. Тяжба между этими сторонами была долгой и утомительной. В итоге суд постановил, что клад принадлежит тем, кто его нашел.

В 1935 году монеты были распроданы на аукционе. Общая сумма продажи составила 20 тысяч долларов. Из них мальчикам полагалась номинальная стоимость клада — 12 тысяч долларов, по 6 тысяч на каждого. Но получить эти деньги они могли лишь по достижению 21 года.

Генри Гроб так и не воспользовался своим богатством. Он умер в 1937 году от пневмонии, и деньги достались его матери. Теодор Джонс проработал всю жизнь машинистом и умер в 1977 году в возрасте 57 лет.

Исход этой истории лучше всего характеризует заметка Evening Sun:

«В сентябре 1934 года, когда два мальчика из Восточного Балтимора нашли золотой клад в подвале Иден-стрит, мы осмелились дать печальное предсказание, что эта находка скорее всего повлечет за собой тяжбы и горести, нежели радость».

Клад Saddle Ridge

Jar. Фото: Josh Appel, Unsplash

В феврале 2013 года супружеская пара выгуливала собаку на территории своего загородного поместья в Калифорнии. Вдруг они заметили торчащую из земли жестяную банку. Выкопав ее, супруги, назовем их Джон и Мэри, обнаружили внутри золотые монеты.

Вооружившись подручными инструментами, Джон и Мэри продолжили исследовать участок. Они нашли еще одну банку, в которой также оказались золотые монеты. Для дальнейших поисков супруги использовали металлоискатель. Всего они обнаружили 8 банок, в которых содержалось 1 427 монет. Супруги спрятали сокровища в сундук, который замаскировали под грудой дров. После некоторых размышлений они обратились в компанию Kagin’s, которая специализируется в нумизматике.

Эксперты компании пришли к выводу, что монеты выпустили во второй половине 19 века. Монеты были в идеальном состоянии, как будто их только отчеканили. Клад состоял из монет номиналом в 20, 10 и 5 долларов на общую сумму 27 980 долларов, но стоимость клада гораздо выше, он оценивается примерно в 10 миллионов долларов. Стоимость некоторых 20-долларовых монет составляет 1 миллион долларов.

Супружеская чета из-за соображений безопасности предпочла сохранить анонимность и не разглашать точное место обнаружения клада. Все же стало известно, что их поместье находится недалеко от того района, где в 1849 году началась Золотая лихорадка.

Уже после обнаружения клада Джон и Мэри вспомнили, что видели старую консервную банку, подвешенную на ветке дерева, которое растет в том месте, где они нашли сокровища. Банка висела так давно, что почти срослась с деревом. Они также часто видели неподалеку камень причудливой формы, из-за которой они даже придумали камню имя – Седлообразный гребешок (Saddle Ridge), отсюда происходит и название клада. Когда клад был найден, супруги не поленились провести небольшое исследование и выяснили, что возможно, камень использовался как ориентир: он находился в 10 шагах от места, где были спрятаны монеты.

Эксперт Дэвид Маккарти, представитель компании Kagin’s, считает, что сокровища Saddle Ridge могут быть самым дорогостоящим кладом, когда-либо зарытым на территории США.

«В прошлом мы видели, как в затонувших суднах находили тысячи золотых монет в очень хорошем состоянии, но мы не сталкивались с зарытыми кладами такого достоинства. Я никогда не видел в Северной Америке клады с такой номинальной стоимостью, и вы никогда не видели монеты в таком состоянии, как в этом случае», — говорит Маккарти.

Кто мог зарыть столь ценный клад? Так как монеты находятся в отличном состоянии, эксперты сходятся во мнении, что скорее всего клад зарыли в 19 веке, а в то время 28 тысяч долларов были очень внушительной суммой. Новизна монет навела некоторых на мысль, что клад — результат ограбления Монетного двора США. В марте 2014 года представители Монетного двора заявили:

«Нет никакой информации, связывающей монеты Saddle Ridge с какими-либо случаями ограбления Монетного двора США».

Вопрос о том, кто спрятал клад Saddle Ridge, до сих пор остается открытым.

Сокровища испанского галеона

Sea. Фото: Milos Prelevic, Unsplash

В 1708 году трехмачтовый галеон «Сан Хосе», нагруженный драгоценностями, отчалил от берегов Панамы. Он направлялся в сторону колумбийского города Картахены. Это происходило в период Войны за испанское наследство, которая к тому времени вышла за пределы Европы и дошла до Америки. Галеон попал в руки английской эскадры и в ходе столкновения затонул.

С тех пор многие искатели сокровищ пытались найти клад, утонувший с останками судна. Но это удалось сделать только три века спустя. В ноябре 2015 года Институт океанографии Вудс-Хол совместно с колумбийской консультационной фирмой по морской археологии в ходе исследовательской экспедиции обнаружили галеон возле побережья Картахены. С помощью подводного аппарата участникам экспедиции удалось сделать снимки останков галеона и его содержимого. По этим снимкам специалисты установили, что это именно «Сан Хосе».

«Обломки корабля были частично покрыты отложениями, но с помощью изображений с камеры мы смогли увидеть новые детали обломков, а разрешение было достаточно хорошим, чтобы разглядеть декоративную резьбу на пушках», — сказал руководитель экспедиции Майк Перселл.

Содержимое галеона оценивается приблизительно в 20 миллионов долларов. Но судно представляет не только огромную материальную, но и культурную ценность. Специалисты считают, что артефакты на судне – оружие, посуда, украшения — являются важным ключом для понимания экономики и культуры Европы того времени.

Правительство Колумбии немедленно заявило о намерении построить музей, посвященный «Сан Хосе», чтобы дать публике возможность ознакомиться с историческим судном. Колумбийские власти даже инициировали кампанию по сбору средств, чтобы извлечь судно из океана. Пока эти намерения остаются лишь в планах, потому что право Колумбии на галеон «Сан Хосе» является спорным вопросом.

Дело в том, что задолго до того, как состоялась экспедиция Института океанографии Вудс-Хол, а именно в 1980 году, Колумбийская дирекция мореходства уполномочила компанию Glocca Mora Company (GMC) заняться поисками галеона. В 1981 году GMC обнаружила обломки судна, предположительно это был «Сан Хосе». Тогда колумбийские власти согласились передать GMC 35 процентов стоимости сокровищ, которые удастся достать с судна. Три года спустя GMC передала права на свою долю клада американской компании Sea Search Armada (SSA).

С тех пор сокровища галеона «Сан Хосе» стали предметом судебных разбирательств между Колумбией и США. В 2019 году к спору подключилась Испания, она предъявила права на галеон на основании того, что он представляет собой военное судно и поэтому в соответствии с положениями конвенции ООН является собственностью Испании.

Пока государства препираются о том, кому же принадлежат судно и клад, галеон «Сан Хосе» все еще находится в глубине океана. Это обстоятельство крайне огорчает защитников культурного наследия.

«Мы не думаем о сокровищах – серебре, золоте, изумрудах. Мы думаем о следах истории, следах торговли, которой наш народ занимался в течение тысячелетий. Это огромная проблема, и единственное решение заключается в том, чтобы страны, у которых есть ресурсы, объединились для защиты этого наследия», — считает Рикардо Санз Маркос, член Совета ASIS по международному культурному достоянию.

Читайте нас в: