UNIMOG U 411

Если для кого-то погода и имеет значение, то только не для него. Пока другие олдтаймеры дремлют в гаражах, Unimog 1961 года развлекается в снегу Итак, приступим. Опираемся левой ногой на толстую ступицу левого переднего колеса, руками хватаемся за тонкие трубы рулевого колеса и каркаса сиденья и подтягиваемся одним рывком. Надо заметить, довольно сложный акробатический трюк. Читайте также про мотоблок кентавр на сайте am.ua.

Маленьким мальчиком я долго удивлялся, почему человечки в моей модельке Unimog изображены только до пояса. Все, что ниже, представляло собой кусок чугуна. После того как я проехал на настоящем Unimog модели U 411, мне все стало ясно. Мои ноги явно лишние в этом автомобиле. Место для них не предусмотрено. До того как я отважился на акробатику с покорением водительской кабины, я три раза обошел вокруг угловатой штуки аграрного, зеленого цвета, конструкция которой была придумана в 1945 году. Ее создатели не преследовали какие-то амбициозные цели, а планировали разработать универсальный моторизированный агрегат (сокращенно: Unimog) для сельского хозяйства.

При этом совершенно непреднамеренно они создали не только эпохальную рабочую лошадку, но и вообще один из самых завораживающих автомобилей. Сегодня Unimog – одно из самых старых модельных семейств в мире. Свыше 60 лет эти штуки с короткими, курносыми капотами колесят по земному шару. Как уже было сказано, я все-таки забрался в Unimog. Раннее утро и ночной град превратили мой автомобиль 1961 года в причудливо скалящегося саблезубого зверя. Впрочем, его можно не бояться — 32‑сильный дизельный мул совершенно безопасен. Зажигание включено, кнопка предварительного разогрева активирована, мы ждем, когда потухнет нагревательная проволока в «солонке». Вперед! Тук-тук-тук, стучит верный OM 636, заметно вибрируя.

Через какое-то время все сосульки опадают. А я решаюсь на перегазовку и двойной выжим сцепления. Следующие за мной водители, совершенно выведенные из себя максимальной скоростью Unimog (53 км/ч), исчезают в сажевом облаке из выхлопной трубы, которая толщиной с руку. Воспитание хладнокровия. Мой «аграрий» умеет преодолевать самые сложные препятствия Но сейчас я на пересеченной местности – любимом полигоне Unimog. Полный привод с двумя дифференциальными блокировками смело едет по снегу и грязи. Портальные оси позволяют огромное вывешивание. Только один раз я погружаюсь на Mog в скользкий грунт.

Размахивая буксировочным тросом, стою в гравийном карьере. «Сюда я бы сам не заехал»,  – покачивая головой, комментирует спасший меня водитель бульдозера. Да, но это же Unimog! О чем я умалчиваю: прототип №1 в 1946 году умудрился глубоко закопаться в раскисшую лесную почву. На сегодня хватит. Освеженный встречным ветром, задувающим через угловое окно и складной верх, я возвращаюсь домой. Целых 13 тысяч марок стоил Unimog – в 50‑е годы! Тем не менее, скептики были посрамлены. Он оказался достаточно резвым для дорог, а благодаря полному приводу – непревзойденным на пашне, к тому же располагал полезной нагрузкой свыше одной тонны. И потому уместно вспомнить Шлосс­бергское пари 1952 года: 25‑сильный Unimog в Роттале (Бавария) выступил против 50‑сильного Deutz и 105‑сильного Hanomag. Поднялся и спустился по склону, остановился, тронулся дальше – с грузом 5800 кг. Deutz осилил 1250 кг, Hanomag – 1750 кг. Мороз по коже. По крайне мере, этой зимой мы больше так не нагружали Unimog.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"