Чего ждать от встречи Трампа и Путина

Планета замедлила вращение в ожидании сенсаций, которые может принести первая официальная встреча Владимира Путина и Дональда Трампа, намеченная на 16 июля в Хельсинки. Одни возлагают на нее большие надежды, а другие, наоборот, ждут с опасениями. Любые достигнутые договоренности на таком уровне способны кардинальным образом изменить существующий миропорядок в ту либо иную сторону. Об этом косвенно говорит выбор площадки для переговоров.

Напомним, что в 1975 году в финской столице Леонидом Брежневым и Джеральдом Фордом был положен конец «холодной войне», длившейся три десятилетия, который был закреплен в так называемых Хельсинских соглашениях. Здесь же в 1990 году Михаил Горбачев совместно с Джорджем Бушем (отцом) смогли уладить кризис в Персидском заливе. О чем договорятся нынешние лидеры, наш читатель узнает первым.

Все предрешено

Международные мероприятия такого масштаба, как встреча президентов, тщательно готовятся в мельчайших деталях. В них всегда присутствует тема, по которой стороны пришли к единому мнению и готовы его озвучить. В противном случае нет никакой необходимости куда-то специально летать. Высказать свою точку зрения можно по телефону, либо донести ее через дипломатическое ведомство. Что собственно и произошло совсем недавно в ходе визита в Москву американского советника по нацбезопасности Джона Болтона. Высокопоставленный чиновник озвучил российским коллегам официальную позицию своей страны, которая, видимо, совпала с их точкой зрения, что открыло возможность для встречи руководителей государств.

В этой связи всех интересует ответ на вопрос, о чем же они договорились? Речь, в первую очередь, пойдет об ограничении стратегических наступательных вооружений. Америка обеспокоена прогрессом, который достигнут Россией в этом направлении за последние годы. Он делает территорию страны незащищенной от ракетных ударов и, более того, требует немедленного внесения кардинальных изменений в военную доктрину США. Сделать это по щелчку пальцев невозможно – требуются годы и многие миллиарды долларов. Заокеанским партнерам для восстановления паритета нужно время и они готовы по определенным позициям пойти на уступки.

Напомним, что во время своего ежегодного послания Владимир Путин продемонстрировал парламентариям и всему миру образцы вооружений, которые либо уже выпускаются серийно и поставляются в войска, либо это произойдет в самое ближайшее время. Наибольшую угрозу американской безопасности представляют новейшие средства доставки ядерных зарядов, летящие не по предсказуемой баллистической траектории, а способные двигаться подобно самолетам, произвольно меняя направление и высоту. Действенной защиты от них нет.

Аналогичная ситуация с ракетами класса «воздух-земля» авиационного базирования, скоростные возможности которых превышают 4 скорости звука (4М), а дальность полета составляет примерно 3.000км. Имеющиеся в странах НАТО средства контроля воздушного пространства позволяют отслеживать цели, летящие на скорости 3М. Это означает, что авианосцы, составляющие основную ударную силу армии США, фактически становятся беззащитными мишенями для российских ракет.

Что взамен?

Логично предположить, что любой компромисс требует уступок от каждой из договаривающихся сторон. При этом обе в глазах собственных избирателей должны выглядеть, как победители. В данном контексте выгода Трампа очевидна – он обеспечивает защиту своей страны от вполне реальной российской угрозы. Следовательно, взамен должен отдать то же самое, а именно позволить Москве реализовать свои геополитические интересы.

На сегодняшний день существует две болезненные точки на карте мира, по которым позиция России однозначна и бескомпромиссна – это Сирия и Украина. В первом случае нам нужна не только военно-морская база в Тартусе, без существования которой крайне затруднительно полноценное присутствие ВМФ на Средиземном море, но и создание надежного препятствия для проникновения катарского природного газа на рынки Евросоюза. Как известно, Дамаск категорически отказался предоставлять свою территорию для прокладки арабского трубопровода.

На этом фоне ситуация с Украиной выглядит более простой: Москва не может позволить размещение военных баз НАТО в такой близости к своим стратегическим районам.

Безусловно, Путин обсудит с Трампом и эти темы, но решения по ним вряд ли будут озвучены публично. Ранее американский президент уже высказывался о необходимости вывода военного контингента с сирийской территории, а также о признании Крыма частью РФ (впрочем, потом поступило опровержение). Вполне возможно, что он так считает, но подобные вопросы без участия законодателей самостоятельно не решает. О том, что движение в этом направлении присутствует, косвенно подтверждает недавний визит в российскую столицу большой группы авторитетных американских сенаторов.

Не стоит сбрасывать со счетов и такой важный аспект, как промежуточные выборы в США, назначенные на начало ноября нынешнего года. Это своеобразный тест на уровень доверия и поддержки действующего президента, способный кардинально изменить ситуацию в сенате и конгрессе. По последним оценкам рейтинг Трампа растет, но по-прежнему не так быстро, как ему хотелось бы. Сейчас он находится на уровне 40%, а желательно иметь поддержку избирателей в районе 65…70%. Рамочные договоренности о денуклеаризации Корейского полуострова, достигнутые в ходе исторических переговоров с Ким Чен Ыном, а теперь и встреча с Путиным, которая должна стать не менее прорывной в отношениях двух великих держав, это хорошая заявка правящей партии и ее лидера для победы на предстоящих выборах в США.