За кремлевской стеной: Путин в кабинете Сталина

В последнее время отдельные лидеры западных держав пытаются сравнивать Владимира Путина с Иосифом Сталиным. Может сложиться обманчивое впечатление, что им не дают покоя воспоминания об историческом присоединении к Советскому Союзу части территорий сопредельных государств в конце 30-х годов прошлого столетия. Кажется, еще немного и сапог русского солдата вновь начнет топтать их земли в аккуратных зеленых лужайках. На самом деле все проще: величие внешнеполитического курса Москвы сегодня настолько велико, что нужно признавать свою слабость и бессилие перед ним. А этого ни хочется делать никому. Гораздо проще в глазах общественности представить Президента России новой реинкарнацией одного из величайших мировых злодеев – Сталина либо Гитлера (не принципиально), — а себя бесстрашным борцом с его неуемной жаждой экспансии, несущей миру разрушения, кровь, боль и страдания. Это все от лукавого.

Ошибок 1941-го больше не будет

Эти слова Владимир Путин произнес на одном из своих публичных выступлений, посвященных 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Наверное, далеко не все наши современники представляют себе, что конкретно имелось в виду. Еще 1925 году И.В.Сталин заявил на очередном Пленуме ЦК о неизбежности войны в Европе. По его мнению, в этой ситуации Советский Союз должен сыграть роль гири, которая в решающий момент перевешивает чашу весов. Поэтому нужно как можно дольше сохранять свой военный потенциал в неприкосновенности для решающего удара на стороне побеждающей коалиции. Победитель по праву сильного и наименее пострадавшего от вооруженного конфликта, получит уникальную возможность диктовать остальным его участникам условия послевоенного устройства мира.

План действительно выглядит идеальным. Его реализовывали вплоть до июня 1941-го, когда неожиданно выяснилось, что реальная жизнь не всегда вписывается в рамки перспективного планирования. Именно слепая вера в гениальность вождя, отсутствие альтернативных мнений и своевременной корректировки стратегической линии внешней политики государства привели к катастрофе. Пойди Сталин по иному пути, масштабных человеческих жертв среди советских людей никогда бы не было.

Следую генеральной линии партии, Москва и Париж, озабоченный ростом германского реваншизма, подписали договор о гарантиях для Чехословакии. Согласно его положениям, СССР обязался оказать всестороннюю помощь этой стране сразу после Франции. Напомним, что тогда между Лондоном и Парижем существовал военный союз. Поэтому Сталин справедливо считал, что вступление Франции в войну означает аналогичные действия со стороны Великобритании. Поскольку конкретные сроки вступления в войну СССР договором не предусматривались, то можно было спокойно дожидаться развязки событий. Другими словами, если бы кризис 1938 года спровоцировал активные военные действия, то гениальный план Иосифа Виссарионовича был бы реализован в полном объеме – в войну втянулись бы многие страны Европы, а СССР остался бы в стороне.

Однако, англичане думали по-другому. Они рассчитывали развернуть силы вермахта на восток. А французам не слишком хотелось сражаться в одиночку, и они согласились с решением англичан. После захвата Польши в 1939 году Сталин вновь увернулся от европейской войны, заключив с Гитлером пакт о ненападении. Казалось, что все идет по плану и вновь появилось время для наращивания мощи ударной группировки. Она должна была перейти границу в ситуации, когда противостоящие коалиции себя полностью обескровят. Но жизнь преподнесла Вождю народов очередной сюрприз: Франция быстро капитулировала, английская армия оказалась запертой на островах, а американцы заняли выжидательную позицию. В результате вместо выбора между измотанными коалициями Москва осталась в одиночестве перед лицом объединенной Европы, настроенной к коммунистическому режиму крайне враждебно.

А в это время на Дальний Восток нацелилась миллионная японская императорская армия. Положение дел того времени ничего не напоминает вам? Современные аналитики считают, что в 1940 году Иосиф Сталин упустил свой шанс. Именно тогда и нужно было наносить решающий удар по Германии, занятой проблемами на западном фронте. Венгерские и Румынские армии не представляли серьезной угрозы, а освобождение Югославии и Чехословакии позволило бы привлечь в антигитлеровский союз еще и Болгарию. Вовлеченный в войну на два фронта, вермахт вынужден был бы уйти в глухую оборону, и его участь была бы предрешена. Советским войскам вряд ли пришлось вести кровопролитные битвы на своей территории. К сожалению, всего этого не произошло.

Самонадеянность и упрямство Сталина, его стремление неукоснительно следовать букве международных соглашений, когда на них наплевали фактически все страны Еропы, привели к ужасным по трагизму последствиям. Вопреки внешнеполитической логике событий, Иосиф Виссарионович продолжал считать, что Берлин вначале добьет Лондон, а потом начнет войну против СССР. Поэтому все сообщения о предстоящем нападении на СССР считал английской дезинформацией. Ценность британских островов относительно ресурсов, коммуникаций и потенциала СССР была минимальной. Советский Союз, как и современная Россия, являлся призом, который по ценности многократно превосходил все возможные трофеи.

Если бы Гитлер смог победить, то неизбежно бы превратился во властелина мира. Британское правительство либо капитулировало, либо перебралось в Канаду. Что собственно и планировал делать Черчилль на случай поражения. Англо-саксонские войска, запертые в Северной Америке серьезной угрозы тевтоно-самурайскому господству не представляли.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"